пост недели от НИКОЛАСА: Египетский филиал Гринготтса всегда немного напоминал Николасу гробницу-пирамиду: наверху бессмысленная пустота мраморных холлов, расчерченных строгими линиями дубовых конторок, а снизу — запутанные лабиринты хранилищ, в которых невозможно разобраться, если не знать наверняка, как гоблины египетского филиала когда-то договорились нумеровать свои сейфы. Чтобы добраться до самой сердцевины, до двери с элегантным и обманчиво простым замком, требовалась уверенность в каждом своем шаге и в каждом этапе путешествия, потому что с того мига, когда клиент, праздный посетитель или злоумышленник перешагивал порог филиала Гринготтса, он неизбежно начинал подчиняться его правилам…
#43 it's banshee cries - Derek [до 16.07]
#44 doomsday - Aiden [до 16.07]
#45 christmas tree - Ivet [до 18.07]
#46 death on the way - GM [до 14.07]
#47 an old manuscript - Odette [до 16.07]
#48 sports journeys - Wendy [до 15.07]
I магическая война // ГП // декабрь 81 - январь 82

Alluvio maris

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alluvio maris » яркие флаги » KICKS & GIGGLES crossover


KICKS & GIGGLES crossover

Сообщений 61 страница 70 из 70

1

KICKS & GIGGLES, где к — это кроссовер, а г — это гейткип гёрлбосс гад блесс.


https://forumstatic.ru/files/0019/e7/0f/43746.jpg


0

61

ezio auditore da firenze; assassin's creed


https://i.imgur.com/a6t7G9x.png

– it’s a good life we lead, brother.
- the best. may it never change.
- and may it never change us.

[indent] слова отдают горечью воспоминаний, утопающую во второй бутылке за вечер. он заметил беспокойный блеск в глазах софии, когда она оставляла на его щеке поцелуй, отправляясь ко сну. он не присоединится к ней сегодня.мир с высоты крыши церкви санта-тринита казался таким большим и необъятным, но принадлежал им по праву – гордости, юности, глупости. он казался вечным, они казались вечными, молодыми и счастливыми. немного побитыми после стычки с пацци, но… все было впереди. только они неизменны.
[indent] фредерико бы посмеялся сейчас, как же неизменны, –  седых волос да морщин прибавилось, движения приобрели плавную размеренность, а одышка мучает уже после каждой пробежки по крышам. смог ли б он сейчас его так уверенно обогнать? он изменился, в два раза старше, чем был фридерико,  даже больше – он старше отца, его дети старше, чем был петруччо, когда они все застыли в вечности, в его памяти на  площадь синьории.
[indent] он искал мести, но нашел кредо –  но путь к нему был еще длиннее, чем вендетта с борджиа. он искал справедливости и правды, но нашел лишь новые потери и горький опыт. он искал простой жизни, но оказался звеном в цепи, которая была начата тысячи лет назад и даже бог не знает, когда она закончится. [кто такой дезмонд?] он искал ответы, а нашел... мир. нежность рук софии, её объятий такая же, как и при их первой встрече. в своих поисках альтаир смог обрести великое знание, а вместе с тем и великое одиночество, а он...
[indent] он боролся, он ошибался, он искал, он любил и он никогда не останавливался; и в каждом своем стремлении он был пылок и стремителен, но все же... наверное, пришло время остановиться. остаться с теми, кто дорог. вернуться в постель к софии.
[indent] он изменился все же. изменилась и его жизнь, изменился и мир вокруг.
[indent] но уверен, что его семья смотрит на него с небес с гордостью. тем более, что его семья гораздо больше, чем клан аудиторе.
его семья - это те, кто были до, и те, кто будут после. те, кто сражаются, и те, кто умирают. те, кто поклялся во тьме служить свету.
его семья - это ассасины.


желательно, но необязательно: мы балуемся фанкастами, и я предлагаю дамиано давида на юность и киану ривза на почтенные годы. 
обязательно:   мы любим ворчливых дедов, но "раньше было лучше, после альтаира все скатилось" - не к нам, у нас так не принято, мы любим все части, даже заочно шэдоус. 
что предлагаю: любовь. обожание. хэдканон, что у иви эцио - это главный подростковый краш. вкусные посты от 3000 раз в две недели или чаще. опциональные вбросы артов/мемов. леонардо да винчи под маской во имя крепкой мужской дружбы. (поддержка, если будете искать юсуфа тазима для еще более крепкой дружбы, потому что я бы почитала). клаудиа аудиторе под маской для семейных эпизодов, потому что i'm sucker for family drama. себя для аушек//сюжетов в стиле "аномалия анимуса затянулась".
что я не жду: позиции "я пришел, развлекайте меня". приходи со своей любовью к эцио, со своим желанием играть и хотелками, и будет тебе небо в алмазах, клубника в шампанском, пицца с ананасами.
что хочу: пост в лс. ♥

пример поста;

иви закатывает глаза, джейкоб, кажется, даже на смертном одре найдет возможность попаясничать, без этого он просто не был бы сам собой. впрочем, этот уровень практически вопиющего неуважения по отношению к ассасинам, которые буквально сформировали братство в том виде, в котором оно существует сейчас... кажется, уже перестает даже удивлять иви. учитывая, что чаще всего подобным провокациями он занимается исключительно назло. чтобы повеселится с того, как она злится. сейчас, впрочем, иви не злится. она все еще отчаянно пытается найти выход из всего произошедшего.

— а ты почитай записи, — слабо отбивается иви. так или иначе, но основную суть джейкоб уловил. возможно, если он перестанет вести себя как последняя задница, то даже сможет еще и сделать правильные выводы. хотя бы двинуться в их сторону. — если ты еще читать не разучился. — укол такой же древний, как и и дерганье за косички — одна их тех причин, по которые иви собирает волосы. она усмехается только и откидывается к стенке, не испытывая никаких угрызений совести.

в одном джейкоб точно был прав: отец был бы в ужасе.
но разочаровался ли он бы в них? иви предпочитает не думать сейчас об этом. они в процессе освобождения города от тамплиеров, и судить результат их работы можно будет только в самом конце. тогда же можно будет сходить в собор святого павла и облегчить душу мыслями о том, что он их видел и гордился бы. до той поры — никаких лишних мечтаний и  воздыханий. только миссия.

у джейкоба, например, уже миссия наклевалась. испытывать тот же уровень воодушевления, что и брат, у иви совершенно не получалось даже после полувыпитой бутылки рома. сколько бы районов они не захватывали, никогда висельники не переходили к ним полностью. подобный оптимизм со стороны джейкоба выглядел безрассудной глупостью, но... иви пытается смотреть с других сторон и искать лучшее; например, её слова достаточно вдохновляют, чтобы он начинал думать о новых началах. даже если они очень сомнительны.

— и как ты их собираешься переманивать? еженедельными карточными турнирами? — в которых кто-то далеко не так хорош, как считает. иви хмыкает, но и не высказывает больших сомнений. просто задает достаточно здравые вопросы. в какой-то момент иви фокусирует взгляд на бутылке и полагает, что слишком здравые вопросы для сейчас. возможно, стоит отложить их на потом. зато подзатыльник сработал. обиженный взгляд она увидела, но кто еще из них двоих должен был обижаться. зато можно было быть спокойной: больше таких комментариев не будет.

— им пришлось бы очень сильно постараться, чтобы найти актера, подходящего под мастера эцио, — бормочет иви, чуть-чуть краснеет, и отворачивается. может, и хорошо, что в итоге не поставили. или поставили? если да, то даже немного жаль, что не удалось увидеть. не восхищаться эцио аудиторе было невозможно. и иви восхищалась. возможно, немного сильно увлеченно, но тревоги девичьего сердца — это тревоги девичьего сердца. и вообще дела давно минувших лет. она выросла и стала куда более зрелой для... подобного. просто роль эцио требовала куда большего понимания, чем могло бы хоть когда-то быть у рота. — неважно, впрочем. сгорело и сгорело. — она почти сразу же запивает собственные слова, очень сильно пытаясь их нивелировать.

отвлеченные мысли постепенно становятся более сфокусированными и серьезными. это все еще не отпускает джейкоба. но на это нужно было больше времени. но, по крайней мере, они были друг у друга.
иви находит руку джейкоба и сжимает.

— мы в этом вместе, джейкоб. до конца, — каким бы этот конец не был. впрочем, учитывая, в какую авантюру они себя ввязали, прыгнув в поезд до лондона, конец в любом случае будет как минимум веселым. и все же иви серьезна. она внимательно смотрит на джейкоба, потому что говорит то, что действительно много для неё значит. когда отец был в индии, только они у друг друга и были. сейчас отец в раю, и они снова остались друг с другом, но никогда — одни. она немного сползает и кладет голову на плечо джейкоба.

коротко усмехается. вот вроде бы так прекрасно начал. даже будто бы сделал нужные выводы, чтобы двинуться дальше, а на самом деле сделал столько шагов назад в своем развитии, доходя до уровня капризного десятилетнего ребенка, который очень сильно не хочет идти к врачу, если ему не пообещать конфетку. с другой стороны, вспоминая что клару, что артура.... некоторые десятилетки были гораздо взрослее, чем джейкоб фрай.

— а ты знаешь, что хорошие братья не попадают в тюрьму, чтобы их потом везти к врачам? — иви приподнимает одну бровь, хмыкая. — тебе нужно сегодня еще и выспаться. я хочу, чтобы мы лечили твои раны, а не твое похмелье.

впрочем, вместе с тем иви прекрасно осознает, что одно без другого вообще никак не получится. джейкоб довольно уверенно выглядел как человек, планирущий напиться, и лучшее, что может в подобных действиях сделать иви — это поддержать. и все равно завтра отправить к врачу, даже если последствия попойки ударят и по ней. не худшее, что может быть. может, генри поделится своими травами с родины, и удастся хоть с головной болью разобраться.

0

62

thomas zane; alan wake


https://i.imgur.com/kMHQksj.png

YOU KICKED OUT THE STAGE LIGHTS
BUT YOU'RE STILL PERFORMING




зачеркни, перепиши, дополни, сожги все в печи и начни заново; хочешь — будь указующим перстом, поддерживающим голосом у правого плеча, знаком свыше. а хочешь — заведи прямиком в ад. у тебя есть все ресурсы этого мира, который ограничен лишь размахом твоего вдохновения, лишь стенами номера-люкс в отеле, лишь пределами бездонного озера. обреченный (благославленный?) спускаться все ниже и ниже по спирали — и уже даже интересно, когда это все закончится. main character syndrome тебе точно не грозит — и даже как-то немного обидно.

lights camera bitch smile — бесконечный цикл повторений, гудящий белым шумом лимб с привкусом апероля и обезболивающих. искусство имитирует жизнь или жизнь имитирует искусство? ты пишешь историю или история пишет тебя? а есть разница? плохой конец — прискорбен, хороший — безрадостен. и как ни бросай монетку, а все равно выпадет орел. ловушка, в которую сам же себя и загнал — и в итоге страдать вместе с тобой обречены все. лесенки стихотворных строф грозят переломать ноги всем, кто будет спускаться по ним без должной осторожности. красный огонек видеокамеры выжигает сетчатку, клацанье хлопушки отсчитывает метрономом где-то на фоне — есть только одна попытка, чтобы сделать удачный дубль, но потом все равно придется переснимать заново.

Джульетта посылает Ромео к черту, Леди Макбет становится королем, а Розенкранц и Гильденстерн умрут в любом случае. все не то, чем кажется — калейдоскоп меняет свой узор при каждом движении секундной стрелки, при каждом щелчке кликера. чтобы победить бездну — нужно самому стать бездной.


Î̵͕ ̷̩́C̴̨̀U̷͎͐Ŗ̸̀S̸̻̅E̶͈̒ ̷̣̅Y̶̠̊Ö̷̘́Ȗ̷̝ ̶̥̈́T̶̯̈Ȟ̷̫Ō̷̡M̶͎̈́Å̶̫S̸̯̕ ̶̼͐Z̵̲̏A̵̙̾N̷̩͒É̵̩


чуз йор дестини

https://i.imgur.com/SudApPS.png

вся эта графомания сверху - всего лишь вайба ради, гораздо больше смысла именно в прикрепленном мемасе. каким именно будет ваш Том Зейн - это уже решать вам. природа его неоднозначна и двойственна (тройственна?), развить этого персонажа можно как угодно - благо, что запутанный лор более чем позволяет это. a diver? a director? a poet? none of the above? расщепленный на несколько ипостасий или перемолотый темнотой до неузнаваемого состояния? мы будем рады любому варианту и подхватим что угодно.
нас тут небольшая приятная делулу компания - ну и для полного комплекта не хватает еще одного человека с внешкой Илкки Вилли. в любом случае, без дела не останетесь!

пример поста;

– Слушай, говорят, его видели в клубе Loosie’s. Это в Сохо…
– Барри… – начинает было Элис, но тут же чертыхается себе под нос, замечая, как вода проливается мимо стакана. Она пытается сделать глубокий вдох, но почему-то получается с трудом – Элис отставляет графин в сторону и тянется за салфетками.

Она толком не знает, что хочет ему сказать –
Барри, ну и зачем ты мне это говоришь? К чему мне эта надежда, от которой все равно потом вскрыться захочется?
Барри, мало ли кто кого где-то там видел – мне тоже постоянно кажется, что Алан маячит где-то на периферии, каждую секунду. В метро, в очереди в кофейне, в супермаркете, в лифте, во всех зеркальных поверхностях – Барри, ты понимаешь, насколько все плохо?
Барри, давай про что-нибудь другое, ладно? Лучше расскажи, как там твоя работа, чтобы я все забыла спустя уже минут двадцать, потому что зациклилась на том, как натираю до блеска мраморную столешницу.

– Элис, ну а вдруг? – в ответ на это она чуть хмурится, сосредоточенно вытирая пролитую воду, и комкает салфетку в ладони. – Я все еще на связи с шерифом из того городка, они не прекращают искать.
– За столько времени они бы уже могли хоть что-то найти, – получается как-то слишком резко, интонации собственного голоса срываются куда-то в пропасть, и Элис ужасно хочется закончить этот разговор.

Это происходит каждый раз – как будто земля уходит из-под ног и обманчиво неизменная прямая скручивается в спираль, утягивая куда-то на дно.
Видимо, сегодня один из таких дней – и Элис думает о том, что лучше бы она не поднимала трубку.

По крайней мере, сейчас ей уже куда реже снится тот сон –

– сон в котором она стоит по пояс увязшая в непроглядной темноте и озерном иле и какой-то нечеловеческой силой удерживает Алана под водой сжимает пальцами его шею и давит давит давит пока Алан тщетно пытается вырваться и в ушах стоит плеск воды и его задушенный крик и птицы орут прямо над головой

Так много людей обвиняли ее в том, что случилось – и в какой-то момент Элис действительно начала верить. Благо, что она так и не видела эти первые полосы всех таблоидов, которые тиражировались в каких-то невероятных количествах – каждый заголовок краше предыдущего, прямая путевка то ли в дурдом, то ли на дно того самого озера с карманами, полными камней. Скатываться по спирали в это удушающее чувство вины было как-то даже по-мазохистски приятно. Первые полгода примерно так и прошли – в каком-то безвременном лимбе, в котором из живого были только эти сменяющие друг друга эмоции. Неверие, страх, вина – и снова по кругу, все ниже и ниже.
У Элис нет ощущения, что действительно прошло уже целых два года – временные рамки стерлись за ненадобностью; как будто так немного легче, когда не цепляешься за эти зарубки, не спотыкаешься о даты, не задумываешься о том, сколько на самом деле ты живешь (?) в таком состоянии.

[диктофонная запись №62]

– Барри недавно звонил. Сказал, что кто-то из его знакомых видел человека, похожего на Алана. В Сохо, в каком-то клубе. Это уже не первый раз, конечно – Барри даже одно время платил какому-то частному детективу, чтобы тот попытался нарыть какую-то информацию, но… Ничем это в итоге не закончилось. И я не понимаю, что мне теперь делать с этим чувством надежды. Я уже знаю, как это бывает – тебя швыряет то вверх, то вниз, от полного нежелания жить и порыва вот прямо сейчас выйти в окно и до… И до искренней веры в то, что все действительно может стать, как прежде? Этот дурацкий трепет внутри, который все равно будет задушен и растоптан. Лучше бы Барри не говорил мне этого.

<…>

– Это ужасно, но мне было бы куда легче, если бы я точно знала, что Алан погиб. Если бы я увидела его тело. А так я как будто вдова без могилы, на которую можно было бы прийти. И мне очень хочется цепляться за эту надежду, но мне так страшно от того, какая может быть потом отдача. А она будет, всегда бывает. И я как будто перманентно существую между этими двумя состояниями – желанием не терять надежду и верой в то, что Алан все-таки жив, и этой невыносимой усталостью от нескончаемой неопределенности. И желанием, чтобы все это, наконец, разрешилось – уже неважно, как именно.

<…>

– А еще, когда Барри рассказал, что будто бы кто-то видел Алана в клубе, я вдруг почувствовала… Злость? Даже сама удивилась, но это была самая настоящая искренняя злость. Потому что, если представить, что это действительно был Алан – то какого черта он делал в клубе? Будет смешно, если это действительно был он. Хотелось бы мне однажды и вправду над этим посмеяться.

Отзвук собственного голоса проваливается куда-то в тишину квартиры. Поначалу он казался слишком громким, как будто бы Элис пыталась компенсировать отсутствие еще одного. Она не знает, для кого делает эти записи, но так хотя бы получается разгрузить собственную голову, в которой перманентно мельтешат самые разные мысли. Особо не с кем сейчас с ними делиться – а с некоторыми из них Элис и сама пока не может толком примириться.
Может, однажды она все это сотрет. Этот диктофон остался еще со времен студенчества – все надписи уже давно стерлись, да и кнопка периодически заедает.

Привыкнуть к тишине было сложно. Сложно было не пытаться выискивать в ней какие-то знакомые отголоски – скрежет стула по полу, клацанье печатной машинки, его шаги, когда он шел на кухню, чтобы поставить чайник, как щелкала задвижка, когда он открывал нараспашку окно в своем кабинете –

как щелкал его ключ в замочной скважине.

Из полусна вытаскивает этот знакомый звук – Элис открывает глаза и резко садится на постели, тут же невольно вздрагивая, когда горящий торшер в углу вдруг моргает с едва различимым треском.
В тишине квартиры малейшие звуки обостряются в несколько раз – первое время Элис дергалась от всякого шороха, который словно отдавался кувалдой в ушах. И сейчас ей кажется, что это все просто в ее голове. Элис замирает, задерживая дыхание, не сводит с едва приоткрытой двери взгляд – и отчетливо различает в этой тишине отзвук шагов и какой-то грохот, заставляющий вздрогнуть.
Она нервно поправляет ворот алановой футболки и едва слышно вылезает из постели.

В голове – примерно с десяток самых катастрофичных вариантов. Неужели кто-то мог проскочить незамеченным мимо консьержа и пробраться в квартиру? Паника сжимается где-то между ребер, и Элис думает о том, что из оружия у нее здесь только складной нож, лежащий в ящике прикроватной тумбочки. Уж лучше, чем ничего.
Она пытается ступать неслышно, сжимая нож в ладони так сильно, что рукоять больно впивается в кожу.

А потом слышит –

Элис?

– и ей кажется, что ее будто ледяной водой окатывает.
Это точно только в ее голове – но теперь вместо звуков ей чудятся голоса. Голос.

Путь от кровати и до двери по ощущениям занимает целую вечность.
Все так же сжимая в ладони нож, Элис открывает дверь – взгляд цепляется за то, как поток света из комнаты расчерчивает пол. А затем натыкается на носки чужих ботинок.

Ей страшно поднять взгляд, но рефлексы сильнее – и в полумраке коридора эти черты она можно распознать безошибочно.
– Алан?

Сердце колотится где-то в горле, и даже вдохнуть не получается. Элис делает несколько шагов – пальцы скользят по дверной ручке, которую она до этого оцепенело сжимала – а потом еще несколько, один два три, пока расстояние не становится минимальным настолько, чтобы точно можно было убедиться: нет, не кажется.

– Господи, Алан.

Она обнимает его так крепко, словно он вот-вот растворится в воздухе и исчезнет. Но проходит секунда, вторая, третья – Элис утыкается носом в его плечо, зажмуривая глаза, и запоздало понимает, что все еще сжимает нож в руке. От этого вдруг становится так смешно, но вместо этого она чувствует, как слезы обжигают щеки.

– Алан, как?

Она не знает точно, о чем именно спрашивает – как так получилось? как ты спасся? как может быть, что прошло два года, что с тобой было все это время?
Но это и не важно.

0

63

arnold shortman; hey, arnold!


https://i.imgur.com/eDOpo7U.gif https://i.imgur.com/qYN0R07.gif https://i.imgur.com/JIf546y.gif

эй, арнольд,

пару лет прошло, как ты свалил отсюда и вот я уже не та сопливая девчонка, что ныла тебе на ухо. и знаешь что? я до сих пор злюсь на тебя за то, что ты уехал, за то, что ты бросил нас всех тут. жизнь в этом дурацком пансионе катится своим чередом - из-за вечных скандалов дома я уже год живу здесь. с тех пор как пуки и фила не стало, вместо них теперь ворчит миссис пратт, старая карга, которая вечно придирается к мелочам. иногда мне кажется, что я тут совсем одна.

школа? да ерунда это все. учителя орут, как драконы, а ученики только и норовят поддеть друг друга. я скучаю по тем временам, когда мы с тобой часами играли в бейсбол на старом поле, защищая его от сноса. помнишь, как мы отбивали мячи изо всех сил, спорили из-за каждого аута и радовались каждой победе?

я теперь все чаще хожу в библиотеку, читаю всякую ерунду про любовь и приключения. а ты чем увлекаешься? у тебя уже есть хахаль или девчонка? иногда мне кажется, что я схожу с ума, арнольд. мне тебя так не хватает! а еще я нарисовала для тебя картинку. надеюсь, тебе понравится, когда ты вернешься....

ладно, хватит ныть.

p.s. не пиши никому, что я тебе писала. а то эти старики еще начнут свои глупые шуточки.

p.p.s. могу ли я взять магнитофон из твоей комнаты? купила кассет, а слушать не на чем

p.p.p.s. извини, что так много написала. просто накопилось...


в общем попался мне однажды на глаза этот фанфик и я больше ни о чем другом думать не могу, кроме как взять и сыграть это стеклышко с джазовым аккомпанементом. не хочу повторения, просто взять происходящее оттуда с персонажами за канон. я пишу в лапслоке от 3-4к и пока не кончусь, с тройкой. в третьем лице; люблю поболтать в тг, покидаться красивым и интересным, но этот пункт не обязательный. и поверьте, когда я говорю что заявки не умею писать от слова совсем.

пример поста;

всё раньше восхищавшее в королевской гавани теперь давило на сансу, опуская её глаза к полу и с каждым днем добавляя камней на её сердце. и даже камни были не серые, как привыкли у неё дома, а цвета золотистого песчаника, под стать знаменам и волосам ланнистеров. в замке почти забыли, что и серсеия, и джоффри, и мирцелла и даже маленький томмен — баратеоны. только корона джоффри напоминала о его принадлежности к венценосным оленям, но всё остальное было богато украшено алыми стягами с золотыми львами. все словно бы забыли, кто еще совсем недавно бездарно правил вестеросом, позволяя вину литься рекой и казне пустеть. но так ли был плох король роберт? санса помнила, что отец всегда с теплом отзывался о друге и всецело доверял ему. знал ли король, когда сговаривался с своим десницей о браке их детей, каким чудовищем является его наследник /его ли/ ?

   санса каждый день молится матери, как учила её кейтлин. санса каждый день ищет утешения в богороще, словно старые боги способны вернуть её отца. и сестру. и конечно же сестру. к своему стыду юная волчица частенько забывала, что арья или пропала или погибла. арья была диким волчонком, вечной проказницей и такой далекой и непонятной, что сансе ничего не оставалось, как признать самой себе неприятную правду. а еще она молилась со всей страстью чтобы оказаться подальше от этого места. чтобы вернуться домой. ровно с той же страстью, к которой она взывала к богам, желая покинуть винтерфелл. глупая, наивная девочка. она выучила все песни матери, и слова искусной ложью падали с её губ. мой отец предатель. мой брат предатель. я верна принцу джоффри. мать, убереги мою семью. она будет послушной, учтивной, покорной. только убереги их всех.

   санса помнила: раньше она была тонкогласой, беспечной, ловкой. улыбалась легко, примеряла, смеясь, обновки и уже видела, как её рыжие волосы переливаются под золотой короной. прекрасный принц из её сказок, из её мечт обернулся на рассвете монстром, мертвой хваткой вцепившись в её горло — предательница. и певчая пташка смотрела на мир из-за золотых прутьев клетки, которую поставили на окно и лишь изредка бросали хлебные крошки со своего стола. о ней не могут совсем забыть, потому что она ценный трофей в этой игре. и её продолжают наряжать в шелка, отправляют служанок купать её и собирать волосы в высокие прически и делать вид, что относятся к ней п о д о б а ю щ е. а санса засыпает прижав к груди любимую куклу и никогда не гасит лучину. в королевской гавани в тенях коридоров и в тенях душ таятся монстры.

    весть о новой помолвке разлетается по замку, как осколки разбитой вазы — даже в самом неожиданном месте найдётся сверкающий обломок. служанки шепчутся и хихикают, обсуждая новую невесту джоффри, кидают на волчицу любопытные взгляды. северянка заученной скороговоркой повторяет: я счастлива за принца, я всё равно верна короне, я дочь предателя. но её сердце бьётся чаще и по ночам она лежит без сна — что с ней теперь будет? отпустит ли её серсея, прикажет убить назло роббу или будет и дальше наблюдать за страданиями испуганной девочки? санса гадает, как выгляди наследница простора о которой все отзываются в таким восторгом и ей уже жаль девушку, которой предстоит узнать какой джоффри на самом деле. волчица с печалью думает о юнной розе, которой предстоит поселиться в этих стенах, но что она может? ничегоничегоничего. если она расскажет хоть кому-нибудь, если обронит неверное слово, если хоть как-то намекнет, то надежда на свободу растворится утренним туманом над черноводной. сансе хочется кому-нибудь довериться, но ей страшно до злых слёз холодными дорожками затекающих в уши.

     увидев маргери впервые санса замирает: юная розочка прелестна и весела, все её движения плавные свободные, голос звонок и в глазах сверкает озорство. северянка наблюдает за ней, и д е а л ь н о й, с скрытым восторгом и гадает, есть ли у неё шипы. санса кажется себе неотесаной северной дикаркой рядом с этим воплощением изящества и прикусывает губу — она так хотела, так мечтала стать похожей на маргери. санса не сомневалась, что рыцари готовы пасть к ногам маленькой тирелл, а барды — стереть пальцы в кровь воспевая её. она почти не дышит, когда влекомая задором будущей королевы, отправляется с ней на прогулки по садам. теперь волчица старается одеваться просто, не просит служанок о модных прическах — может за блеском новой обитательницы гавани о ней забудут, если он не будет выделяться? да и как она может, рядом с такой красотой. но всё равно разглаживает ладонями складки платья перед утренним чаепитием и даже просит служанку слегка завить ей кончики волос.

    — благодарю вас за приглашение на ччаепитие, леди маргери, — улыбается смущенно, чувствуя как румянец загорается на щеках от замечания про её платье. — ваше платье восхитительно в выборе кроя и подбора цветов. — санса уже умеет играть в эту игру льстивых слов. у неё был хороший учитель. прячет глаза, увлеченно раскладывая на коленях салфетку. — говорят что вы с собой привезти сок из ваших виноградников? в винтерфелле за долгое лето удалось собрать маленький урожай, скорее шутка, чем настоящее виноделен надеюсь вы простите мою дерзость и сравнения. — слова слетают с губ мелким бисером, раскатываясь по столу. северянка кидает осторожный взгляд на служанку, боясь, что её слова о родных землях будут переданы серсее и та снова пожелает поговорить с ней. пока сансе ловко удавалось избегать всех ланнистеров, прячась в разных уголках замка с невинными занятиями, вроде вышивания или чтения. так её ни в чем не могли обвинить или наказать. — принцу джоффри очень повезло, что вы станете его женой, ведь — я уверена — ваша душа такая же красивая, как и вы сами. — и ведь санса не врёт, маргери кажется ей самым красивым существом, которое она когда-нибудь видела в своей жизни и со всей наивностью своей души, девушка верила, что будущая королева прекрасна во всем.

0

64

justitia; christian mythology


https://i.postimg.cc/43FC1m8m/image.jpg

– вынимая облизывая смотря на просвет – видя сквозь целое
изменённое пустотой меня (понимая что она может быть
любой формы) я проникаю в тебя языком держа в голове нож;

Приношение тел (друг другу) - она словно на шарнирах: заламывает локти да закатывает глаза так драматично, что Мужество готовится провалиться в гости к недругам на счёт «раз», только бы не видеть этого. И кажется, всё в ней настоящее: беспокойство, настойчивость, наивность; но всё через край выплёскивается - переигрывает (дай боже), перетягивает на себя край одеяла, насаждает топкое чувство виновности, если действие - в противовес. Резистентно сопротивляется течению времени - хмуро наблюдает за сгорающими империями, скрежещет зубовно при виде вынужденных трансформаций - у всего и вся своя является справедливость, каждый сомневающийся человек мнит себя правым, и всё сложнее делать собственные выводы.

- Ничего не понимаю, -
пряди липнут ко лбу, измождённому лихорадкой; папина гордость, любимая девочка спесиво морщится, подбирает под себя колени, возводит стены. Всю свою бытность топит за перевыполнение плана, трудоголит напролом (на доске достижений всё чаще грозовое облако, а не улыбающееся солнце), направляет людей на правильный путь, а тут раз - и толчок в сторону исконно правильного приходится делать всё настойчивее, границы чёрного и белого вдруг расширяются, и тут вам серое, и серобуромалиновое, и если под правильным углом взглянуть - проблем нет вовсе, под правильным ракурсом справедливое оправдание находит поступок различной масти.

Справедливость требует соответствия во всём - правах и обязанностях, преступлении и наказании; но со временем она ослабит хватку, и в первую очередь к себе. Ангельская пыль щекочет припудренный носик, она не спит до утра следующего дня, царапает ноготком металлические скулы и всё спрашивает по кругу, словно заведённая: вот нахуя нам эта работа, всё же катится уверенно в тар-тарары проклятые. И закрывает рот, сцеживает замертво челюсть, словно провинившись, одёргивает себя, смаргивает неуверенность (отец не слышал, не беспокойся). 

- Я запуталась, -
щебечет Справедливость, закрывая ладонями вспененную румянцем кожу. Мужество затягивает галстук - он перманентно закрывает след от ошейника - и кусает молочное плечо. Её так легко довести до беспамятства.   


сей дамочке буду несказанно рад! графический прототип свободен, да и образ в целом пластичный, обговариваемый совместно для обоюдного комфорта; 
перед непосредственным обсуждением, буду признателен пробному посту любой удобной тематики с твоей стороны. со своей — приблизительная манера письма, с которой придётся смириться, в зарисовке и ниже. это поможет исключить ряд проблем, сопутствующих несоответствию уровней и характера.
к сожалению (или, к счастью), я не ищу круглосуточного общения двадцать четыре на семь — ищу грамотного письма и понимания персонажа. я не обещаю «скорострельных» ответов на личные весточки и посты uno momento, так как большую часть моего времени бессовестно сжирает работа. даже не так - гарантировано, честно и открыто предупреждаю: не смогу отвечать незамедлительно, потому что скорость и отсутствие времени это уже не лечится. пропадаю, но обязательно возвращаюсь. любые вопросы решаются через буквы, лучше не молчать, иногда я бываю умным. я не могу привязаться к тебе тенью и, тем более, не привязываю тебя к себе. просто полюби историю, и раздели её со мной;

пример поста;

бог любит троицу
сломай себе два пальца
и крестись здоровыми


Пыль да смола - внутренности лениво переворачиваются; святыми костями получается умело ложиться на амбразуру, зрачок аккуратно закрывает дуло пистолета. Мужество щерится на солнце, пускает корни в чернозём, пропитанный пустыми надеждами и короткими письмами родственникам. Война - состояние перманентное, вальяжно перетекающее из одной фазы в другую; понятия путаются, приказы выполняются. Усталость берёт измором - затишье на поле брани пугает недолговечностью. Мужество устало гудит желваками под кожей, Алчность смотрит на него глазами великих императоров, жадно алкающих власти, глазами малолеток, срывающих джекпот славы (тринадцать выстрелов в одноклассников в счёт просроченной кармы), глазами богострастных уверовавших в своё единое и ничто другое возможное. На секунду ему чудится масляный, сандаловый взгляд Гордости - спрашивать, о чьё нутро на этот раз та точит коготки, желания нет.

Гнёзда пустуют, бледнеет верёвка, тлеет огонь - этот спор стелется от ступней Яхве, повёрнутых на восток; то и дело, что бегаешь да умасливаешь, смысл улавливаешь, закапываешься по уши в далеко не свои, но своих питомцев проблемы. Благодетель - и даже на зубах уже неприятно хрустит. Верить в благо, оказывается, то ещё ярмо.
- Прошу, хотя бы сегодня, давай без зубоскальства, -
спокойно произносит Мужество.
- Я чертовски устал, - признаётся, отводя на секунду взгляд.

На шее бьётся маленькая жилка - Мужество царапает её ногтями, воспалённая кожа норовит отвалиться неровными лоскутами. Бледно-синее окружие, незаметное человеческому взгляду, убегает за воротник; сторожевая петля, повешенная заботливой рукой Отца, уже давно не мешает дышать - ослабевает редко, железом раскалённым напоминает о том, что первое и самое главное бремя - служить. Чувство вины не притупляется с годами. Благородство не умирает по прошествии столетий. Верность не изнашивается как старая рубаха после длительного ношения. Не верьте слепым простакам, на каждом углу воспевающим - человеческие ценности ветхи. Не верьте. Они всегда останутся рядом - за спиной, ночным наваждением, слезами плакальщиц; боль не ослабит хватку. Не ослабит. Мужество никогда не чувствует себя бессильным, и сейчас к собственной дезориентированности ползёт, упрямо цепляясь за остатки самообладания, чувство вселенского наёба и злости.

Бьёт с особым цинизмом, но не убивает - Алчность улыбается, придвигается ближе; Мужество делает шумный вдох - к запахам алкоголя и вывернутых наизнанку человеческих душ норовисто примешивается вуаль лёгкой сладости, вседозволенного желания. Грехи на то и зовутся Страстями, что играючи всё портят.
- Не знаю, какую игру ты затеяла, - Мужество поворачивает голову навстречу её ладони, поднимающейся по плечу; её лицо оказывается едва ли не вплотную, но морок в глазах рассеивается. Шепот последних слов скатывается по напряженным скулам, теряется в пустой рюмке. - Я плохой игрок и, кажется, тебе это известно.

- Боюсь предположить, на какие жертвы ты пошла, - он прячет усмешку в рюмке, взгляд иссекает яремную вену. Её чужеродность давит на плечи, деревенский паб, наполненный трескучими голосами дальнобойщиков, явно не золотой молодёжи да местных забулдыг, совсем не бьётся с декорациями, к которым привыкло её холенное, расслабленное тело. Алчность дотрагивается до запястья, по коже пробегает прицельный электрический импульс. Где-то за горизонтом Яхве переворачивается, желательно, в гробу. Противоположности, созданные для вечного противостояния, имеют много больше общего, чем кажется по-первой.

- Решила сменить обстановку? - звучит риторически, потому что Храбрость уже знает ответ. Ей, видимо, просто стало скучно.
Под кожей пляшут мурашки - то ли от её непосредственной близости, то ли из-за чужих взглядов, плотоядно сконцентрированных за её спиной. Естественно, Алчность собой меняет планы на вечер. Температура медленно, но верно повышается. Мужеству, впервые за несколько недель, становится интересно.

0

65

arno dorian; assassin's creed


https://forumupload.ru/uploads/001b/ed/6b/642/134559.png

[indent] париж пахнет порохом, кровью и огнем - vive la révolution.
революция пожирает квартал за кварталом, возмущаются бедные, голосят богатые, бунтуют молодые, а старые подают патроны. оковы несправедливости пали, пришло время спросить и ответить за все. теперь равными будут все. по углам улиц, на баррикадах гниют трупы - неважно, какой на тебе был мундир, под чьим знаменем ты шел, конец для всех единый; не за это ли и идет борьба?
[indent] революция пожрет всех своих детей, но вместе с тем дает возможности. все, что нужно - это склонить весы в сторону...
[indent] арно - ребенок не революции, но войны. той, что длилась тысячами лет до его рождения и та, что будет длится еще тысячу лет после него. рожденный ассасинами, но выросший под крылом великого магистра тамплиеров, посвятивший сердце кредо, но навеки отдавший его тамплиеру. эта война  арно ищет и сомневается в абсолютных догмах обеих сторон, не верит в ненависть и вековую вражду, о которых так старательно в один голос говорят и те, и другие.
[indent] революция жадная,  красная, взвивается знаменами все выше и выше пока от запаха крови не начинает мутить, война жестокая, черная настолько, что но cвет истины не способен хоть немного рассеять этот мрак, но высоты шпиля нотр-дама-де-пари открывается вид на прекрасный рассвет, в котором будто бы брезжит надежда.
[indent] завтра все станут свободны.
[indent] завтра извечные враги смогут заключить мир.
[indent] война и революция выплавили из мальчика юношу, потери и скорбь - сломанного мужчину. былые надежды на завтра тонули на дне бутылки, превращаясь в почти отчаянное "никогда". и все же боль остается, не смотря на все попытки её заглушить. в какой-то момент приходит осознание, что боль останется навсегда. революционные знамена сменятся, вчерашние враги станут друзьями, война продолжится очередным витком, а боль была, есть и будет.
[indent] и наступило завтра.
[indent] несветлое, нечистое, но в его образе смутно виднеются те образы, что арно представлял когда-то, а значит надо быть лучше. продолжать упрямо сомневаться, следовать своему пути, даже  там, где должно ждать разочарование, боль или осуждение. это то, чего хотела бы она. то, чего бы хотел мсье де ла серр. то, чего бы хотел отец. все те, кто остались позади, чтобы он смог идти вперед к новому завтра.
[indent] к тому же едва ли может быть хуже? должен же быть лимит на плохие события.


*аккуратно ставит винцо и багеты, прячется в кусты*
*т я ж е л о д ы ш и т*

арно дориан задает нереалистичные стандарты мужской красоты, поэтому подобрать опциональный фанкаст я просто не смогла. навскидку думала в сторону хью дэнси и аарона тейлора-джонсона, но mweh, не знаю.
что предлагаю: любовь. обожание. опциональные вбросы артов/мемов/криков по поводу и без. вкусные посты от 3000 раз в две недели или чаще. опциональные вбросы артов/мемов.  если очень хочется, то смогу в сомнительные веселые приключения маркизом де садом. если очень-очень хочется, то могу развлечь элизой, в общем, что хочешь, то будет, что не хочешь, то не будет.

и, что самое главное, себя, потому что

в общем да, хочу играц, аушки, сюжетные обоснуи - ваще без разницы, только д а й т е. (жейкоба можно и нужно пинать, потому что извините, но столько красивых артов-комиксов можно экранизировать.)
что хочу: пост в лс, горящие глаза от игры за арно, все можно поддержать-помочь, но только если  есть желание.
приходи, пожалуйста, у меня пропадают зазря саундтреки из "эмили в париже" и франкофонские мюзиклы для названий эпизодов  smalimg

бонус: моя любимая подборочка
пример поста;

джейкоб мыслит широко, пока иви мыслит реалистично. у них нет достаточной шпионской сети — только помощь нед, которая первой кинула весть о том, что произошло у джейкоба, у них нет крепкого бюро с рекрутами и старшими ассасинами и у них нет все еще частицы эдема, чтобы можно было получить одобрение от совета. а еще количество грачей под их руководством в последнее время начало стремительно сокращаться — спасибо особо яростным столкновениям с висельниками, которые мало того, что поредили их ряды, так еще и часть запугали. им бы разобраться с тем масштабным ворохом препятствий, что стоит перед ними сейчас, а потом уже думать и о прессе.

...которая все равно не станет печатать объявления о вступлении в "грачи".

— нам нужно сконцентрироваться на более важных задачах сейчас, — например, о том, чтобы возвращать джейкоба с небес на землю. это — задача минимум, но впереди стоят куда более глобальные. пробежка по крышам бодрит, свежий воздух более благоустроенных районов заставляет в очередной напоминает о том, сколько еще предстоит сделать. каждый район должен быть таким, а не... ист-эндом, жить в котором невозможно — только выживать. крюк-кошка послушно цепляется за черепицы, позволяя быстрее перемещаться с одной крыши на другую, но даже шум ветра не скрывает слишком знакомых нот в бурчании джейкоба.

сосредоточенное серьезное выражение лица иви на пару мгновений смягчается. между ними часто вспыхивает недопонимание, на столкновении их взглядов и зиждется хрупкий баланс в происходящем вокруг. и все же сейчас джейкоб дает такой отпор не по причине того, что не хочет признавать свою неправоту, а потому что его это задевает. только вот сильнее, чем он себе в этом хочет признаваться. иви это знает — в конце концов, не зря они близнецы, и поэтому просто принимает это. оставляет тайной между ними, такой же, как и множество других, начиная с любимого маминого разбитого сервиза, который перевернула кошка, а вовсе не их тренировки в ловкости, заканчивая... сейчас.

— но?.. — поэтому иви не нажимает, позволяя джейкобу продолжить самому. пусть расскажет столько, сколько хочет. отсутствие информации, конечно, сильно побьет по правильному выстраиванию тактики, но... видимо, пробелы придется просто оставить на нэд. она точно найдет очевидцев. как и аберлайн. то, в каком долгу перед ними приходится быть, часто вызывает только тяжелый вздох. но чем больше жать на джейкоба, тем меньше он откроется.

— джейкоб, этот план... — иви прикрывает глаза, выдыхая. она не хотела сейчас продолжать чтение нотации — не то время и не место, вместо этого сказать правильные слова, но он недослушал, воспринял все иначе и с этим просто приходится работать. она выдыхает. ладно. надо просто собраться и не позволить на эмоциях понаделать глупостей джейкобу. не самая простая задача, но и не та, с которой иви сталкивается в первый раз.— поговорим потом. — сейчас, очевидно, разговор бы все равно не склеился, а дело их не ждет.

— он живет на втором этаже, — его видно, расхаживающим из стороны в сторону, в окне. а вот ниже... — висельники. наверняка охраняют. — иви безрадостно хмыкает. — если тебя заметят, то сразу начнется драка, а он сбежит. — ловить по городу было непросто, но возможно, но вместе с этим пришлось бы привлекать много лишнего внимания. в том числе и со стороны полиции. последнее, что им сейчас нужно было — это подобные последствия.

— я подкуплю детей, они отвлекут внимание висельников, — не обеднеет на пару шиллингов. — заведут в тупик, где ты разберешься с ними. тихо. — внимательный красноречивый взгляд. — я проникну в дом и мило побеседую, — иви верит в то, что увидев её, в отличии от джейкоба, он не сумеет сорваться так быстро и рьяно с места, а значит можно хотя бы попытаться поговорить. — и когда мои аргументы закончатся, ты увидишь, как открывается окно и, как нас учили, вежливо поздороваешься. — она легко толкает в бок, ухмыляясь. эту часть воспитания джейкоб воспринял очень хорошо.

она коротко кивает, ловко спускаясь с крыши. даже в самой худшей раскладке этот план не должен был особо сильно... разрушиться. даже если джейкоб решит еще и висельников допытать, то, если никто не заметит, они только получат больше информации. в худшем случае придется снова вылавливать. больше времени. сил. но терпимо. просто будет стоит еще одной выволочки джейкобу. аккуратно смешиваясь с толпой, она доходит до местной шпаны, подбрасывая монетку и кивая в сторону громил. главное — оставаться в тени. действовать постепенно, и... пытаться найти взглядом брата, которого на прежнем месте нет.

иви коротко выдыхает. стоит надеяться, что он прислушался. наемники убегают вслед за детьми, а иви, продолжая продвигаться сквозь толпу, достигает дома. входная дверь открыта, но на втором этаже уже сложнее. стоило ожидать, что едва ли её будут ждать с распростертыми объятиями. джейкоб бы сейчас снес дверь и зашел с ноги. иви аккуратно стучится:

— мистер хоторн? я бы хотела поговорить, у меня есть материалы, которые касаются пожара, я бы хотела опубликовать их... это будет сенсация, — она повышает голос на пару тонов, чтобы звучать более восторженно и более звонко. ожидать, что откроют сразу же глупо, но если что иви и знает, так это то, что настойчивость берет города. ровно как и то, что никому не нужен лишний шум у дверей квартиры. — я только покажу материалы, а вы сами решите. но я клянусь, вы не разочаруетесь.

на крайний случай замок можно будет вскрыть. тоже не самая чистая работа, но лучше, чем ничего. и все же настойчивый стук и настойчивые предложения работают. она слышит, как замок открывается и вместе с этим выпускает клинок, чтобы мгновенно пригрозить им, стоит двери приоткрыться.

— что может быть лучше эксклюзивного комментария? — она очаровательно улыбается, выставляя ногу вперед, не давая закрыть перед носом дверь, а после наступая. она закрывает за собой дверь, отрезая путь для отступления, вместе  с тем открывая окно для джейкоба. — или даже интервью? но для начала хочется кое-что спросить у вас.

все как и всегда. никаких имен, никакой обратной связи. деньги доставляет специальный посыльный, а письма проходят через почту так, что автор остается неизвестным. и все же... уже больше, чем ничего. и все же, несмотря на относительную полноту информации, иви кажется, что он о чем-то умалчивает. она кивает джейкобу, предлагая осмотреться по сторонам, продолжая опрашивать редактора. могли ли его проинструктировать на случай нежданных гостей?

— джейкоб, сможешь проследить за посыльным? скоро как раз следующая встреча, — бюрократию почтовой системы придется взять на себя. мысли об этом не особо воодушевляют, но только внимание к мелочам позволяет прийти к наиболее эффективному результату. — или, может, у тебя есть еще вопросы?

если иви исполняла роль доброго ассасина, то от роли злого ассасина джейкоб никогда не отказывался.
и, по правде говоря, она у него очень хорошо получалась.]

0

66

bakugo katsuki; boku no hero academia


https://i.imgur.com/pfJ66rS.gif https://i.imgur.com/4H7q6z9.gif  https://i.imgur.com/IQ2lat8.gif  https://i.imgur.com/S9UnoVd.gif https://i.imgur.com/3zyiNik.gif 

изуку смотрит на него с неумеренным восторгом в глазах. карикатурно часто моргает, быстро бегает взглядом с блестящих ладоней кацуки на его оскал и обратно. у того лицо перекошенное от триумфальной победы в спарринге и туша одноклассника под ногами. последний безвольно перекатывается под бурные аплодисменты зрителей и комментариев учителя. кацуки прям весь мерцает точно капельки маленьких искр, которые сам же пускает. под светом апрельского солнца, с задранным до потолка подбородком, весь такой уверенный в своем безоговорочном превосходстве - каччан т а к  к р у т. изуку стоит впереди всех, восторженно сжимает кулачки и чуть ли не распадается на атомы от переполняющего его обожания - и как его взгляд встречается со взглядом кацуки. с лица изуку сползает улыбка, как и румянец с щек, а влажный взгляд падает куда-то на уровень черных кроссовок каччана. через секунду он уже ощущает жар от тела друга и остро слышит запах бензина.

💣 💥 💢

кацуки с особой силой впечатывает голову одноклассика в землю, с наслаждением смакуя свой победный час. оппонент был не промах - причуда боевая, пришлось даже подумать, но именно это и делало победу слаще некуда. одноклассник мычит вымученно где-то под ногами и жует грязь, а кацуки демонстративно наклоняется, с трудом сдерживая себя, чтобы не пнуть лежачего. за спинами ни то восторженные крики, ни то освистывания - бакуго каждого потом на место поставит. он купается в лучах своего порфироносного величия, пока не чувствует затылком чей-то липкий взгляд. даже не оборачивается - з н а е т, кто там его зенками обмазывает. моментально с боевого режима переключается на убийственный, ловит взглядом изуку и мысленно хоронит. хоронит еще раз, когда видит, как тот тушуется, глазища свои влажные тупит куда-то в землю, губы свои блядские, вечно обкусанные снова жрет. какой же блять ж а л к и й.

[ на что уставился, дерьмо беспричудное? ]


• а спонсоры этой заявки заспидраненная арка войны за одну ночь и облитый слезами стол 

• да знаю я, что это высер, а не заявка. понятно ровным счетом ничего, но это я специально, чтоб нам было удобнее импровизировать, ибо у меня в голове даже общего сюжета нет  smalimg

• зато недопонимание, абьюз, зависть, ревность, насилие и все прочее будем есть с тобой большими ложечками за маму, за папу, и за наше с тобой моральное здоровье

• атеншн!1! у меня честно не особо стоит на канонные отыгрыши в стиле пропущенной сцены, я больше по аушкам со злым деку, который вместо волос алмайта захавал на старте профилактическую порцию тумаков по роже и из-за смены диеты теперь мечтал не о геройстве, а о геноциде

• в общем ДА ЗДРАСТВУЙЕт лютый ангст, надеюсь ты любишь на завтрак битое стекло. я вот обожаю, так что за любой движ, главное чтоб в процессе как минимум один из них попытался рипнуться

• я в диком экстазе от каччана у которого хронический эмоциональный запор, но в еще больший восторг меня приводит поломанный каччан, о чью собачью рожу вытерли болючую реальность, где он лох

• не подумай, я люблю этот токсичный бульдозер, но согласись, что бакуга динамитович персонаж очень продуманный - снаружи псина бешеная, а на деле сладкий бисквитик в форме рыбки. но вот переть до его карамельной начинки нужно лет так сто, поэтому собираем рюкзак и выдвигаемся щас прям

• только посты свои мне покажи сначала, а то вдруг мы с тобой как рыба с арбузом сочетаемся

• в отличие от бакуги я не кусаюсь кста. я псина грустная и работающая, пишу по-простому, если не сосет реал еще и быстро могу, но эт мы с тобой потом решим мур

пример поста;

— Заткнись, просто заткнись, пожалуйста.
Минхо мотает головой и инстинктивно закрывает глаза. Его перебрасывает в какое-то гадостное состояние, когда только и ждешь того, что прямо сейчас на тебя свалится люстра или обвалится паркет под ногам над открытым морем. Все что угодно — главное проснуться. Он готов был уже лично сорваться и сигануть навстречу реальности со второго этажа. Ему казалось, что еще одна минута — и он пустит корни прямо в холодные плиты старого паркета и уже точно никогда не сможет вырваться.  Происходящее больше напоминало кошмар, конца края которого не то чтобы не видно — его нет по определению. Этакая сухая карательная рука судьбы, которая решила мягко сжать его горло поперек вместо веревки. Минхо не выносил, когда Бомгю срывался. Но больше всего Минхо не любил, когда Бомгю срывался из-за него. Быть причиной чьих-то каторжных мук в принципе перегородива сомнительная, но еще больше она казалось ужасней в контексте с любимым человеком. Как бы не была тверда его броня эгоизма  — она истончается со временем как мембрана и лежит впоследствии тонкой пленкой на коже. Отвратительно.
— Успокойся, черт возьми, Бомгю, — Минхо тяжело вздыхает — слишком устало для человека, только оказавшегося в центре конфликта. Ему нужно было сказать что-то успокаивающее, хотя бы создать иллюзию того, что все нормально — ему ли не знать, что в этот самый момент Бомгю нужен лишь минимум, чтобы убедиться, что все будет хорошо.
Но у Минхо не получалось даже держать зрительный контакт.
« — эй, это нечестно.
минхо возмущенно дует губы, локтем пихая лежащего рядом парня. джойстик в ладонях нагрелся от напряжения до такой степени, что нажимать на кнопки удавалось  с большим трудом. руки устали — ему определенно будет тяжело даже стакан впоследствии взять, чего уж говорить о какой-то там мелкой моторике.
— да как ты это делаешь! — минхо подскакивает на кровати под взрыв довольного хохота. уже пятая победа за бомгю, и самооценка минхо стремительно падает вместе со сдувающимся, как шарик, духом соревнований. — все, достал.
оскорбленный до глубины души, минхо бросает джойстик и недовольно отползает от богмю на другую сторону кровати. последний довольно лыбится, а минхо специально на него не смотрит, театрально сжав переносицу пальцами, и пытается не засмеяться под пристальным взглядом. это был их обычный вечер пятницы — в компании друг друга, игр и вкусной еды. кровать минхо была безнадежна осквернена крошками от пиццы и чужими задницами, пока свеженькое пятно от колы засыхало на коврике под ними. всюду пахло яблочным кондиционером, что добавляло их уютной атмосфере какой-то более утонченный шарм. и минхо в какой-то момент не выдержал — то ли собственной драматичной реакции, то ли мурлыкающего и лезущего с поцелуями бомгю. того и гляди на голову залезет со своими “ну, минхо, чего ты, чего” — и минхо сдается. пятый раунд в мортал комбат снова за бомгю, и, с этого вечера, минхо более чем уверен, что вряд ли когда-нибудь избавится от дразнилок со стороны своего бойфренда. ведь кое-кто хвастался, что равных в этой игре ему нет.
— ну шестой раунд точно за мной, — минхо шепчет игриво в чужие губы, все еще чувствуя чужой мандариновый бальзам. у него дыхание перехватывает от того, сколько искрящихся звезд он видел в теплых глазах бомгю в этот момент. »
Искрящиеся звезды.
Прямо сейчас Минхо видел лишь два блестящих колодца, на дне которых копошилась обнаженная обида. Воспоминания скребутся в извилинах, как паучата в коконе, вырываясь наружу через слой вековой пыли и кое-как выстроенного морального равновесия. Минхо было физически сложно смотреть Бомгю в глаза. Раздражение неслось по венам обесточенной агрессией и вместо того, чтобы унять ее ради этих самых полных обиды глаз — Минхо в каким-то извращенным упоением поступает совершенно полярно тому, как бы он поступил в другой ситуации.
— Вот не надо здесь строить из себя мученика, а, — парень толкает Бомгю, проходя вглубь комнаты. Ему не нравилось быть прижатым к стене. — Ведешь себя так, словно самый несчастный, блять, бесишь.
Внутри часы начали обратный отсчет. Назад пути нет. Он разворачивается к Бомгю и максимально равнодушно выплевывает:
— Вот именно, что ты — самый близкий человек. И все, что ты сейчас делаешь сейчас — это закатываешь истерику. Дерьмо полное.
Возможно где-то в глубине души, та часть, которая искренне любила Бомгю — та, которая переживала о том, как сильно это ударит по его парню, сейчас в истерике попыталась двинуть Минхо по мозгам. Но больно ударилась о некий блок в голове и потерялась где-то в исполинских ребрах, сейчас отзываясь лишь тупой болью в груди. Минхо устал быть понимающим и терпимым. Устал быть самым хорошим хеном, парнем, другом, сыном — кем там он пытался еще быть всю свою жизнь? Почему вечно именно он по итогу страдает больше всех? Почему Бомгю просто не может увидеть, что ему тоже тяжело? Он не выбирал себе соулмейта, тем более, не выбирал именно е г о. Обида захлестнула его вместе с новым  приступом раздражения, а парень рядом никак эту злость унимать явно не собирался.
— Ну конечно, черт, теперь я во всех грехах виноват, — Минхо всплескивает руками, театрально замотав головой. — Не будь ты такой истеричкой, ничего бы не было. Я бы ничего не скрыл, мы бы с тобой поговорили и все решили без скандалов.

0

67

olga pataki; hey, arnold!


https://i.imgur.com/nHIyGVg.gif https://i.imgur.com/f4yDcEX.gif https://i.imgur.com/WQLknnZ.gif

в ольге всё идеально, кроме того, что ольга - не идеальна.

она всегда первая, никогда не разочаровывает родителей, но разочаровывает себя. ольга постоянно стремится стать самой лучшей, а заодно всем вокруг показать, как прекрасно быть на вершине успеха. но за фасадом идеальной жизни скрывается тень. когда никто не видит, ольга курит одну сигарету за другой, пытаясь заглушить внутреннюю тревогу. противоречивость ольги проявляется и в её отношениях с людьми. она добра ко всем, кроме себя. будучи перфекционисткой с обсессивно-компульсивным синдромом отличницы, она одержима порядком и всё в её жизни должно быть идеально: вещи разложены по полочкам, папки аккуратно подшиты, косметика расставлена по цветам.

ольга щедро делится с другими своей добротой и помощью, если ей кажется, что это поможет, однако эта щедрость не распространяется на неё саму - она не умеет заботиться о себе, не даёт себе права на ошибки и слабости. сложные отношения ольги с сестрой во многом обусловлены её стремлением к идеалу: сестра, не достигающая таких же высот, воспринимается ею как угроза её безупречному образу и из-за этого ольга может быть критичной и требовательной, не осознавая, насколько это ранит. хельга в свою очередь, чувствует себя нелюбимой и недостойной внимания ольги, ведь все внимание окружающих приковано только к ней, а жить в тени - больно.

ольге необходимо научиться принимать себя такой, какая она есть, со всеми своими достоинствами и недостатками. ей нужно перестать гнаться за идеалом и начать заботиться о себе как о личности, а не как о "проекте", который нужно довести до совершенства. собраться с духом и показать хельги те трещинки, что надо прокрасить золотой краской понимания, а не погоней за совершенством. хельга же лишь шипит: пусть мамочка и папочка латают то, что сломали, а она им не дастся. хельга боится стать целой, не зная, что она - уже.


в общем попался мне однажды на глаза этот фанфик и я больше ни о чем другом думать не могу, кроме как взять и сыграть это стеклышко с джазовым аккомпанементом. я пишу в лапслоке от 3-4к и пока не кончусь, с тройкой, в третьем лице; люблю поболтать в тг, покидаться красивым и интересным, но этот пункт не обязательный. и поверьте, когда я говорю что заявки не умею писать от слова совсем.

пример поста;

сансе нравится в дорне, хоть и здесь слишком жарко на ее вкус. а еще она все еще краснеет, когда какая-нибудь из змеек проходит мимо в слишком откровенном наряде. северянка на их вкус слишком кутается в шелка, скрывающих фигуру — леди от рождения она скорее провалится сквозь землю, чем позволит себе выглядеть неподобающе ее статусу. даже если здесь она совсем не леди старк, не леди винтерфелла. бесконечность тянущейся за ней лжи, начиная с той, когда она позволила себе соврать ради джоффри, когда позволила возложить ее леди на алтарь бесполезной детской любви к тому, кто ее совсем не заслуживал. именно это ей пыталась сказать арья, но санса считала себя умней, взрослей, чтобы слушать размышления какой-то мелкой дикарки, не умеющей вести себя в обществе.

ей снится королевская гавань. ей снится страшное лицо пса. ей снится усмешка джоффри, когда он показывает ей голову эддарда старка. снова и снова она переживала тот ужас на улицах города, когда на их носилки напали. кошмары преследуют сансу и она часто встает раньше всех, накидывает на плечи легкий шелк халата, чтобы в тонких нитях легкого тумана водных садов читать книгу. журчание воды и тихая распевка певчих птичек создает кокон умиротворения, которого так не хватает сансе последнее время. иногда ловит себя на том, что просто невидяще смотрит в книгу, пока слушает звуки покоя. девушка помнит все истории о нимерии и о том, как та привела свой народ в дорн, когда искала для них безопасное место. но нимеря была смелой, а санса сжимается от резких взмахов до сих пор. вот уж за кем, так за ней точно не последовал народ севера — она не многим лучше предателя в их глазах, ведь она так мечтала оттуда уехать всю свою жизнь. и ведь именно она была свидетельницей против отца, пытаясь спасти его жизнь...

водные сады были райским местом по сравнению с солнечным копьем, но и к жизни там санса привыкла— все равно она предпочитала читать в укромных уголках дворца и притворятся счастливой. в водных садах притворятся не надо было — счастье здесь зрело вместе с апельсинами и падало спелыми плодами в ладони, только подставляй. красный сок мешается с оранжевым, застывая цветными разводами на белоснежном мраморе. в страшных снах сансы кровь выглядит именно так. — принц оберин прибыл в водные сады, — шепчутся служанки, когда приносят блюдо сладостей для всех играющих детей. — говорят принц мертв, — судачат между собой старые няньки, которые спешат отвести своих подопечных на скучные уроки, необходимые маленьким лордам и леди. — а если принц сойдет с ума от горя? — переговариваются старшие дети, делая важный вид. и сансе хочется проклясть чрезмерное количество принцев, пока она пытается разобраться о ком же новости.

— принц, — стоит принцу оберину появиться в поле зрения, как санса тут же откладывает книгу и вскакивает, чтобы поклониться. она давно не видела никого из мартеллов, не считая змеек, которые были мартелл только наполовину. раньше к ней часто заглядывала арианна, но последнее время принцесса все больше времени проводила в солнечном копье, управляясь с государственными делами вместо отца. и санса вспоминала о доме и представляла, что стала бы леди винтерфелла не под твердой рукой отца или мужа, а самостоятельно... легкая улыбка касается губ сансы, когда она думает о том, что винтерфелл мог бы принадлежать только ей. но этому никогда не случиться и только и останется, что хлопать ресницами и ни за что не признаваться, что есть в дорне обычаи котрые не только ужасают правильную до глубины души сансу. — вы как всегда приезжаете так же неожиданно, как и уезжаете, — потупив взгляд вежливо произносит леди старк, ощущая как слегка алеют ее щеки — она успела оценить как оживляются водные сады с его приездом еще в самый первый раз и ей было интересно, что придумае принц оберин в этот раз. и кажется ей, что подобное поведение недостойно настоящей леди, которой нельзя быть слишком любопытной или слишком открыто проявлять свои эмоции. уж что должно было научить ее скрывать свои настоящие чувства, так это пребывание в королевской гавани, но видимо водные сады и правда обладали какой-то особой магией беззаботности.

0

68

morrigan; dragon age


https://i.imgur.com/WAf8EVt.png

Дикие земли Коркари клокочут, завывают, полны порождений тьмы. Дом, посреди болота и напротив озера, становится последним приютом для смельчаков. Флемет говорит Морриган, что мужчины — глупы, но она это знает и без матери. В Ферелдене наступает время храмовников — и жадности.

Тень истончается — демоны становятся обычной частью жизни. Они наводняют башню магов и — нарушают покой деревни с мельницей, закрывая двери замка. Птицы кричат, пока ночь прерывается порождениями тьмы, что нападают на солдат во время патруля. Серые стражи — проводят свой ритуал. Вместе с честью — и горечью напитка — они разделяют вечную смерть.

Морриган ждет большее. Она знает истории про глупых и смелых правителей. Мэрик — вечный король в умах своих людей. Она подозревает, что один из них — однажды станет во главе государства.

Морриган стоит на пороге, окруженная костями дракона, что полег в бою: «не следуй за мной, дорогой друг».


На внешность предлагаю Natasha O'Keeffe. Во-первых, заявка в пару. Не диктую вам выборы первой части, но хотелось, чтобы Морриган совершила Темный ритуал и воспитывала Кирана. Также, из Источника испил Инквизитор.
Сам пишу в рамках 3,5-7к символов, без птицы-тройки и от третьего лица. По скорости укладываюсь раз в неделю-месяц. Вне рамок игры — не самый общительный, но относительно постов постоянен.
! Будьте готовы к тому, что я у вас попрошу пробный пост перед регистрацией и в ответ покажу свой.

пример поста;

Долорес молчит. Долорес говорит:
Долорес говорит на судах, во время заседаний, в кругу мудрецов и подлецов, Долорес передвигает фигуры на шахматном поле. Одно движение — и слон уходит в сторону. Долорес говорит — и решает чужие судьбы. Она улыбается, когда на нее падает тень пистолета. Звук выстрела.

Пистолет  — едва дрожит отдачей в чужих руках. Кто-то кричит, Гарт — прячется. В судьбе Гарри — тоже был выстрел.

Реальность вращается, идет кругом, становясь чем-то другим. Гарри — не становится Гарри. Так и она — не становится чем-то больше. После выстрела — она становится главной Святой. Для него — она свет. Он видит в ней целый мир и обращается к ней, неуверенно протягивая руки. Она — не единственная, с кем он может говорить.

Но она — единственная, кто его слышит.

Долорес обнимает его — и ветер усиливается. Запах абрикосовой жвачки перемешивается с запахом сигарет и горьким — алкоголя. Жалость к Гарри соприкасается с сочувствием. В этом запахе — есть что-то еще.

Она — может его слышать.

И Долорес слушает, прежде чем ветром не приносит еще одну мысль. Ей хочется подарить ему что-то хорошее, она улыбается, когда на глаза попадает солдатик в чужих руках. Она сохранит его и запомнит, едва сжимая его в своих ладонях.

Гарри запутался, он попросту не знает, кто он. И Долорес решает показать это. Но для начала — она протягивает ему руку. Сияющие легкие  переливаются настоящим золотом, ловя отражение софита в стекле. Долорес кажется, что Гарри запутался. И он никак не может найти конец этой нити. Может, ему не нужно распутываться? Может, ему нужно жить так, как он пытался жить. Но Долорес понимает, внутри него — непрестанная боль. Рана, которая скрыта даже от него самого, расплываясь красным пятном. Он даже сам не понимает ее. Это боль, с которой он сам не может справиться и которая мешает ему вспомнить. Эта боль — связана с ней. Из-за нее — он пытался все забыть. Боль — была барьером, который он никак не мог преодолеть. Но Гарри когда-то умел прыгать.

О, Гарри, что же ты наделал. Долорес молчит.

Тебе нужно вспомнить ее, Гарри.

Тебе нужно вспомнить ее, но давай начнем с чего-нибудь попроще.

Ты вспомнишь себя, но пока надо начать с чего-то другого. Ты можешь поверить в то, кто ты сейчас, не вспоминая, кем ты был до этого. Ты можешь попытаться собрать себя. Тебе нужно — собрать себя, даже себя нового. Ты можешь быть Текилой Санрайз. Рассвет окрашивает небо в яркие цвета. Так и ты — так можешь. Ты можешь стать кем-то другим, даже если ты не помнишь себя. Но для этого тебе надо решить.

Ты можешь стать собой, даже если ты не знаешь, кто ты.

Кажется, что Долорес хмурится. Ей сложно дать ответ на вопрос Гарри: что для него будет проще? Не будет ли проще, если он начнет с начала? Но ему важно помнить ее. Без нее — нет его.

Темнота омрачила стекло, оно пошло трещинами из-за упавшей тени. Это не из-за тебя, Гарри. Тут нет твоей вины. Гарри и без этого казался ей ужасно расстроенным. И она захотела показать ему что-нибудь хорошее. Ветер заполнил церковь, поглощая ее в мрак. Вместо этого — воцарилось солнце, заполняя улицы. Она — смеется. Светлые волосы едва запутались, ловя лучи солнца. Они держатся за руку и она смеется, иногда — касаясь его чуть выше локтя. В смеху, она не замечает, как едва не падает.

— О, я такая неуклюжая, — ей нравится быть рядом с Гарри. Ей нравится, как он смотрит на мир, слегка запрокидывая голову. Ей нравится, что у него есть цель, и ей нравится слушать его. Вечерами, они разговаривают. Гарри делит свою мечту на двоих, делая ее общей. И, сначала, она отдает ему всю себя. А потом — она хмурится. Но пока — они ходят гулять, смотрят на деревья, что цветут в эту пару времени. Она — ломает абрикосовую жвачку, внимательно смотря, куда он ей показывает. Они иногда ходят танцевать по вечерам или случайно — заполняют танцем пустые улицы. Они ходят в цирк и Гарри — показывает ей дельфинов. Она улыбается. Точно, когда он приносит впервые касету из проката, ставя ее.

Касета шумит, иногда заминаясь, прежде чем осветить экран первым кадром.

Пленка мнется, она заходится скрежетом, прежде чем не замирает. Наверное, им попалась неисправная. Она — молчит, ее, на самом деле, больше волнует другое. Они смотрят много фильмов вместе, они обмениваются всем, что у них есть. Они встречаются на остановке и иногда — он провожает ее в дорогу, смотря в след автобусу. Тогда — в первый раз — они уехали вместе. От нее пахнет абрикосом и легкими духами. Со временем — запах меняется. Он становится солиднее, она — собирает свои волосы по-другому. Каждый раз — немного иначе, но по-другому.

Однажды — кассета не запускается. Она — сидит в темноте, возле окна, наклонившись и упираясь рукой ладонью. Она — тяжело вдыхает, и темнота освещает ее контур.

0

69

frederick «freddie» abberline; assassin's creed


https://i.imgur.com/38BIVPx.gif https://i.imgur.com/3WTRQhH.jpeg https://i.imgur.com/FmgfEQl.gif

[indent] джейкоб растягивает это свое фредди, игнорируя любые правила этикета, личного пространства и просто здравого смысла — и фредерик внезапно не злится. только тяжело вздыхает, соглашаясь помочь. найти преступника, раскопать информацию, прикрыть или вытащить из очередного залёта в тюрьму. джейкоб каждый раз говорит, что с него должок и долг капает монеткой в копилку их отношений годами. фредерик в какой-то момент даже перестал считать. зачем? фраи лучше старрика; фраи приводят преступников живыми для суда хотя бы через раз; фраи и их странное братство на стороне людей.

[indent] фредерик не признается, что фраи ему нравятся. разве что в момент, когда джейкоб снова насмехается над его маскировкой, нравятся чуть-чуть меньше. вы что, не видели старушку с бакенбардами? и нет, он недостаточно узнаваем и может сойти за дворника. и за висельника — работа с ассасинами действительно однажды сделает его висельником; только тем, на шее которого затягивают петлю из проблем, забот и постоянных уступок.

[indent] после отъезда иви джейкоб парадоксально часто оказывается с аберлайном на одних дорогах. приглашает выпить, иногда просто интересуется, какой прогноз погоды на сегодня. если тайное братство ассасинов станет тайным и для стражей порядка, то фредерик наивно ошибался. джейкоб скрепляет их отношения большим количеством дел, просьб, своих появлений. и каждый раз говорит, что с него должок. фредди, буду ждать тебя к десяти на крыше. конечно, сможешь. и вариантов отказа попросту нет — кто отказывает джейкобу фраю, когда он так ослепительно флиртующе улыбается?

[indent] фредерик однажды находит джейкоба у борделя, где нет ни одной женщины в качестве проститутки. подобное открытие должно настораживать, вызывать отвращение, но вызывает интерес. и толику дискомфорта, потому что инспектору полиции даже под прикрытием нечего делать в таких местах. джейкоб, покидая бордель, находит его с одного взгляда на углу улицы и все так же расплывается своей обезоруживающей улыбкой, а внутри фредерика давно затянувшийся узел чувств и желаний по отношению к джейкобу фраю наконец-то находит немного постыдное, но обозначение.

[indent] их первый раз произошел спонтанно, потому что аберлайн просто не в силах выносить эту дьявольскую улыбку, а джейкоб не против. должок за ним большой, можно отдать натурой. фредерик наконец-то взыскивает все долги, как ему кажется. джейкоб упивается происходящим подобно демону, наконец-то заполучившим душу в свои руки. и под осипшее фредди аберлайн думает, что пропал.

[indent] с большой должностью приходит мрак. улицы уайтчепела наполняются ужасом, а фредерик не знает, как все исправить. он знает, кто убийца. джейкоб, который не раз выгораживал радикальные поступки ученика, теперь снова просит не говорить. он сможет разобраться, он сможет остановить джека. все вот-вот закончится! и после каждого обещания джейкоба на улицах с рассветом появляется новый труп, а фредерик не знает, должен ли он покрывать ассасинов дальше. считается ли он почти соучастником, раз повязан с этими людьми? но точно знает, что должен попытаться защитить джейкоба. поздно, фредди.


если вы прочли мой поток хэдканонов, то вы большой молодец. приходите к нам: у нас есть иви, есть джек (он машет ножичком и обещает фредерику много бессонных ночей за расследованиями), и есть, собственно, я. мы за любые идеи, кроме идеи пропасть в никуда. давайте ценить время друг друга, пожалуйста. я не могу сказать, что это игра в пейринг сердце вместе с глазом забрал джеки, но около того — у фредди и жакоба невероятно долгие отношения, эталон крепкой мужской дружбы во всех ее проявлениях прямо из фанфиков. аберлайн с фраями за эти годы брака стали считай семьей, только очень токсичной. кстати о фиках, если хотите, кину несколько прекрасных работ, коими я вдохновлялся на эту заявку. и подсыплю еще идеями из детективных историчек, а мы с иви их любим тоже.

в качестве фанкаста я предлагаю или stuart martin у него много исходников для такой роли, или посмотрите на эванса у меня и выберите daniel brühl - все так же много исходников вместе из алиениста.

ми осыпем вас идеями, эпизодами, но взамен тоже просим идейности и желания развивать персонажа. и попросим прийти с постом в личку.

пример поста;

джейкобу казалось, что он все еще слышит крики ужаса людей, запах гари и удушливого дыма альгамбры. от стен отражается торжествующий смех максвелла рота, после чего он говорит ту самую фразу «я могу» и .... джейкоб просыпается. от таких снов нет ни единой пользы, а внутри ощущаешь себя мерзко. он так и не понимает, злится ли он, тревожится или, быть может, внутри засела глухая дурацкая обида на мертвеца. словно могло быть иначе. джейкоб никому не выдает своих мыслей, запивает дурное настроение стаканчиком чего-нибудь покрепче и парочкой замечаний мистеру грину. последний неизменно вежлив и добр, а еще спешит поскорее унести сестренке какую-то очень полезную информацию. джейкоб мог бы обидеться, что его не посвящают, но это точно очередная книжка и игрушки предтеч. значит, скуч-но.

меньше всего джейкоб сейчас хочет погружаться в скуку. так точно не соберет мыслей воедино. поэтому джейкоб решает заниматься делами — кто-то ведь должен, пока одна парочка копается в старых легендах и ищет древние камни. грачи должны процветать, их дело расти, а влияние в лондоне усиливаться. так они смогут выбить почву из-под ног старрика — так они приблизят свой триумф. джейкоб очень горд своими далекоидущими планами, если бы только избавиться от преследующего его эха пожара в альгамбры.

там, между прочим, окончательно потушили пожарище. старый театр, ставший клубом, теперь лишь груда мусора. и вроде на этом можно отпустить ситуацию — джейкоб бы и рад, но тут даже дело не в его злости на рота!

все началось с подозрительной активации висельников. стычки банд — обычное дело, джейкоб привык. но, в последнее время их стало больше. потом вишенкой на торте стал фредди, который в этот раз даже не пытался переодеться в очередную узнаваемую копию себя. и ткнул заголовки газет, где громкая статья обвиняла небезызвестных грачей и их лидера — джейкоба фрая — в поджоге альгамбры.

[indent] — там было очень много влиятельных людей, джейкоб. им не нравится, когда их делают мишенями. еще мои агенты, — он кашлянул, скрывая это слово, чем заставил джейкоба закатить глаза. ох, уж этот аберлайн, — говорят у висельников началась дележка власти, и кое-кто хочет перевести на тебя все стрелки.

[indent]— фредди, я как-нибудь р...

[indent]— нет, не разберешься. дуэли на улицах не одно и то же, что произошло на днях! в общем, примите меры с сестрой. иначе мне придется обьявлять тебя в розыск.

джейкоб вскинул брови, выразительно посмотрев на аберлайна, явно сомневаясь в его предупреждении. еще чего. никто не станет арестовывать джейкоба фрая! впрочем, послание он услышал — и оно ему не понравилось. кто же знал, что это только начало.

[indent] — твоя забота так трогательна, фредди. а говорил, что мы не станем друзьями. в следующий раз лучше изображай пьяницу, а, это ты не под прикрытием? ладно-ладно, до встречи!

джейкоб не хотел вести задушевных бесед и получать дополнительные советы. он был решительно настроен справиться с ситуацией. только вот ...

стычек происходило больше.
газеты писали чаще.
а кто новая замена старрика на место максвелла рота все еще непонятно.

джейкоб весь лондон перерыл, только в покоях королевы не искал разве что — ничего. иногда ему казалось, что это какая-то злая шутка рота и сейчас тот выпрыгнет из-за угла, торжествующе хохоча. может, то был тоже его двойник? мало ли, насколько сильно они могут быть похожи. эту мысль джейкоб откинул быстро — и мысленно смутился, вспоминая прощание рота. хотелось бы, чтобы это был настоящий.

терять людей больше джейкобу не хотелось, а аберлайн вот-вот грозился снова нанести визит. ситуация выходила на глобальный уровень, она затрагивала их всех. поэтому джейкоб, после очередной неудачной вылазки в поисках нового главы висельников, возвращается к стартовой точке. там, где ему нужен план — хороший план. и желательно менее предвзятое отношение к ситуации. джейкоб никогда не следовал заветам отца про лишение эмоций ради дела, но сестра очень старалась. и, быть может, не пережив кошмара в альгамбре, она сможет предложить что-то стоящее. стоило надеяться, что не предложение почитать книжку с мистером грином. какие интересные цветочки! отвратительно.

[indent]— сестра, а где генри? неужели оторвался от совместного созерцания бумажек и вышел подышать свежим воздухом. — еще не хватало, чтобы до него дошли новости.

джейкоб замечает на столе газеты последних дней, и на первой полосе видит ту самую новость.

[indent]— вау, я уже на первой полосе. знаешь, когда аберлайн мне это показывал, я был на пятой странице. — сарказм мешается с напущенным восторгом, делая голос не очень естественным. джейкоб устал, джейкоб не может отпустить ситуацию, а еще чувствует себя загнанным в угол. он такого не любит. и не стерпит.

нужно лишь найти путь из западни и нанести контратаку.

[indent] — думаю, будет неплохо, если ты уделишь свое драгоценное время для дел грачей. на улицах артефакты предтеч не лежат, но зато ... — он не договаривает, голос теряет приторную издевательскую сладость. джейкоб в одно движение бросает газеты обратно на стол, и абсолютно серьезным тоном заканчивает. — мне нужна твоя помощь. план.

иви сейчас точно скажет, что она же говорила. не ходи, джейкоб! а он отвечал: не пойду. ему все еще обидно — и оба эта направлена на мертвеца, который просто мог поступать так ужасающе ублюдочно. но, пока еще ситуацию можно исправить, лучше все-таки обратиться к кому-нибудь. к сестре, например. они же семья. smalimg

0

70

lucy lane; dc comics


https://forumupload.ru/uploads/001b/ed/6b/664/92461.png

[indent] люси качается на качели из шины все выше и выше, сильнее и сильнее, беспечно смеется на все причитания лоис. будто бы с ней может что-то плохое случится, пф! даже если и так, то что с того? люси фыркает, только сильнее раскачиваясь, еще чуть-чуть и полетит! точно полетит. а если нет, то... рядом лоис, она обязательно поймает, хочет того или нет. это не вопрос выбора, это вопрос её долга, как старшей сестры, чем люси всегда пользуется. ветка хрустит, и люси п а д а е т. но под ней, конечно же, лоис.
говорила же.
[indent] люси не любит возвращаться домой, папа вечно отчитывает за малейший проступок, лоис вечно с ним спорит, а мама... с каждым днем её попытки смягчить ситуацию заканчиваются все более жалостливыми взглядами со стороны отца. люси почти не помнит её лицо, тепло её рук, помня лишь то, как она медленно таяла на их глазах пока вовсе не исчезла. люси не помнит день похорон, но помнит хватку на плече, лоис держала её крепко, не давая разреветься, не давая у п а с т ь.
[indent] люси пьет пиво перед школой и курит на переменках, сбегает ночью, чтобы встречаться с плохими парнями, которыми всю жизнь пугал отец. она не высыпается, оценки стремятся пробить дно марианской впадины пока учителя вызывают на беседы. люси п а д а е т, но хоть в этом вязком чувстве падения нет боли, нет зияющей пустоты от невозможности осознания, что мамы больше нет. лоис занимается школьной газетой, выступает на конференциях, ссорится с отцом и переезжает в метрополис.
лоис не ловит её, а люси так и не научилась летать.
[indent] люси идет на службу - папа дергает за нужные ниточки, и, кажется, впервые в жизни ей доволен. звание майора колется сильнее, чет воротник, от правительственных секретов тошнит сильнее, чем от любого отходняка на подростковых вечеринках. дисциплина дается ей тяжело, но в четких правилах и указаниях можно ни о чем не думать, не сомневаться, не страдать, пытаясь найти свой путь. они же все равно делают хорошее дело?  боже, храни америку, какой бы она не была.
[indent] с появлением супермена все меняется. мир будто бы может быть... лучше. люди могут быть лучше. люси ссорится с отцом, подает в отставку, узнав о том, сколько криптонита готовят против того, кто их спасает. вновь бунтует, красит волосы, в первый раз в жизни целуется с девушкой и спустя неделю с ней и съезжается. устраивается работать в кафе работать бариста и покупает выпуск "дэйли плэнет", где на первой странице красуется имя лоис лейн. она почти готова позвонить первой, но...
[indent] люси узнает, что на улицах появился препарат, который пробуждает метачеловеческие способности.
может быть, она научится летать.
и ей никогда больше не придется п а д а т ь.


я фанючу на викторию педретти, поэтому в начале о н а, потом ариана гранде, леди гага и прочие.
все это - собирательный образ из комиксов, которые мне попались под руку + немного сидабовской супергерл + я так хочу, где "я так хочу" это в принципе основа. но если прям референс, то вот.
играть будет тяжелое житие в милитари-семье, попытки наладить семейные узы, приключения на жопу, в конце я вон бросила удочку на метахьюманство с драг юзом, но люси в равной степени как может и клюнуть, так и, например, настучать лоис, чтобы вместе расследовать. я бы потом вернула люси в а.р.г.у.с какой или д.э.о., но уже на правах управляющей всем крутышкой, но вполне клево как по мне, так если бы она пошла и в детективы какие, или и вовсе в дэйли плэнет, вай нот. захочешь в суперженщины - да пожалста.
с тебя: писать постики, уметь проговаривать все, что нравится и не нравится, принести постик в лс.
с меня: писать постики, поддерживать, любить, обожать ♥

пример поста;

джейкоб мыслит широко, пока иви мыслит реалистично. у них нет достаточной шпионской сети — только помощь нед, которая первой кинула весть о том, что произошло у джейкоба, у них нет крепкого бюро с рекрутами и старшими ассасинами и у них нет все еще частицы эдема, чтобы можно было получить одобрение от совета. а еще количество грачей под их руководством в последнее время начало стремительно сокращаться — спасибо особо яростным столкновениям с висельниками, которые мало того, что поредили их ряды, так еще и часть запугали. им бы разобраться с тем масштабным ворохом препятствий, что стоит перед ними сейчас, а потом уже думать и о прессе.

...которая все равно не станет печатать объявления о вступлении в "грачи".

— нам нужно сконцентрироваться на более важных задачах сейчас, — например, о том, чтобы возвращать джейкоба с небес на землю. это — задача минимум, но впереди стоят куда более глобальные. пробежка по крышам бодрит, свежий воздух более благоустроенных районов заставляет в очередной напоминает о том, сколько еще предстоит сделать. каждый район должен быть таким, а не... ист-эндом, жить в котором невозможно — только выживать. крюк-кошка послушно цепляется за черепицы, позволяя быстрее перемещаться с одной крыши на другую, но даже шум ветра не скрывает слишком знакомых нот в бурчании джейкоба.

сосредоточенное серьезное выражение лица иви на пару мгновений смягчается. между ними часто вспыхивает недопонимание, на столкновении их взглядов и зиждется хрупкий баланс в происходящем вокруг. и все же сейчас джейкоб дает такой отпор не по причине того, что не хочет признавать свою неправоту, а потому что его это задевает. только вот сильнее, чем он себе в этом хочет признаваться. иви это знает — в конце концов, не зря они близнецы, и поэтому просто принимает это. оставляет тайной между ними, такой же, как и множество других, начиная с любимого маминого разбитого сервиза, который перевернула кошка, а вовсе не их тренировки в ловкости, заканчивая... сейчас.

— но?.. — поэтому иви не нажимает, позволяя джейкобу продолжить самому. пусть расскажет столько, сколько хочет. отсутствие информации, конечно, сильно побьет по правильному выстраиванию тактики, но... видимо, пробелы придется просто оставить на нэд. она точно найдет очевидцев. как и аберлайн. то, в каком долгу перед ними приходится быть, часто вызывает только тяжелый вздох. но чем больше жать на джейкоба, тем меньше он откроется.

— джейкоб, этот план... — иви прикрывает глаза, выдыхая. она не хотела сейчас продолжать чтение нотации — не то время и не место, вместо этого сказать правильные слова, но он недослушал, воспринял все иначе и с этим просто приходится работать. она выдыхает. ладно. надо просто собраться и не позволить на эмоциях понаделать глупостей джейкобу. не самая простая задача, но и не та, с которой иви сталкивается в первый раз.— поговорим потом. — сейчас, очевидно, разговор бы все равно не склеился, а дело их не ждет.

— он живет на втором этаже, — его видно, расхаживающим из стороны в сторону, в окне. а вот ниже... — висельники. наверняка охраняют. — иви безрадостно хмыкает. — если тебя заметят, то сразу начнется драка, а он сбежит. — ловить по городу было непросто, но возможно, но вместе с этим пришлось бы привлекать много лишнего внимания. в том числе и со стороны полиции. последнее, что им сейчас нужно было — это подобные последствия.

— я подкуплю детей, они отвлекут внимание висельников, — не обеднеет на пару шиллингов. — заведут в тупик, где ты разберешься с ними. тихо. — внимательный красноречивый взгляд. — я проникну в дом и мило побеседую, — иви верит в то, что увидев её, в отличии от джейкоба, он не сумеет сорваться так быстро и рьяно с места, а значит можно хотя бы попытаться поговорить. — и когда мои аргументы закончатся, ты увидишь, как открывается окно и, как нас учили, вежливо поздороваешься. — она легко толкает в бок, ухмыляясь. эту часть воспитания джейкоб воспринял очень хорошо.

она коротко кивает, ловко спускаясь с крыши. даже в самой худшей раскладке этот план не должен был особо сильно... разрушиться. даже если джейкоб решит еще и висельников допытать, то, если никто не заметит, они только получат больше информации. в худшем случае придется снова вылавливать. больше времени. сил. но терпимо. просто будет стоит еще одной выволочки джейкобу. аккуратно смешиваясь с толпой, она доходит до местной шпаны, подбрасывая монетку и кивая в сторону громил. главное — оставаться в тени. действовать постепенно, и... пытаться найти взглядом брата, которого на прежнем месте нет.

иви коротко выдыхает. стоит надеяться, что он прислушался. наемники убегают вслед за детьми, а иви, продолжая продвигаться сквозь толпу, достигает дома. входная дверь открыта, но на втором этаже уже сложнее. стоило ожидать, что едва ли её будут ждать с распростертыми объятиями. джейкоб бы сейчас снес дверь и зашел с ноги. иви аккуратно стучится:

— мистер хоторн? я бы хотела поговорить, у меня есть материалы, которые касаются пожара, я бы хотела опубликовать их... это будет сенсация, — она повышает голос на пару тонов, чтобы звучать более восторженно и более звонко. ожидать, что откроют сразу же глупо, но если что иви и знает, так это то, что настойчивость берет города. ровно как и то, что никому не нужен лишний шум у дверей квартиры. — я только покажу материалы, а вы сами решите. но я клянусь, вы не разочаруетесь.

на крайний случай замок можно будет вскрыть. тоже не самая чистая работа, но лучше, чем ничего. и все же настойчивый стук и настойчивые предложения работают. она слышит, как замок открывается и вместе с этим выпускает клинок, чтобы мгновенно пригрозить им, стоит двери приоткрыться.

— что может быть лучше эксклюзивного комментария? — она очаровательно улыбается, выставляя ногу вперед, не давая закрыть перед носом дверь, а после наступая. она закрывает за собой дверь, отрезая путь для отступления, вместе  с тем открывая окно для джейкоба. — или даже интервью? но для начала хочется кое-что спросить у вас.

все как и всегда. никаких имен, никакой обратной связи. деньги доставляет специальный посыльный, а письма проходят через почту так, что автор остается неизвестным. и все же... уже больше, чем ничего. и все же, несмотря на относительную полноту информации, иви кажется, что он о чем-то умалчивает. она кивает джейкобу, предлагая осмотреться по сторонам, продолжая опрашивать редактора. могли ли его проинструктировать на случай нежданных гостей?

— джейкоб, сможешь проследить за посыльным? скоро как раз следующая встреча, — бюрократию почтовой системы придется взять на себя. мысли об этом не особо воодушевляют, но только внимание к мелочам позволяет прийти к наиболее эффективному результату. — или, может, у тебя есть еще вопросы?

если иви исполняла роль доброго ассасина, то от роли злого ассасина джейкоб никогда не отказывался.
и, по правде говоря, она у него очень хорошо получалась.

0


Вы здесь » Alluvio maris » яркие флаги » KICKS & GIGGLES crossover


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно